Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Беспризорное архитектурное наследство. Что потеряно, а что в руинах, есть ли выход.. » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +1 °C, дождь.

Архив публикаций
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
28 ноя 14:13АРХ&ПРОЕКТ

Беспризорное архитектурное наследство. Что потеряно, а что в руинах, есть ли выход..

Автор: Владимир Гурвич

 

В мире не перевелись люди, которые приятно удивляют нас своими поступками. Это дает нам надежду на то, что наше будущее окажется не самым печальным.

От наших предков нам досталось богатейшее архитектурное наследство. Увы, немалая его часть находится не в лучшем состоянии, а то и в руинах. Государство, даже если станет уделять этому вопросу значительно больше внимания, с проблемой не справится, уж слишком она масштабная. Без инициативы отдельных лиц мы уже в ближайшем будущем рискуем потерять немало ценных исторических зданий. Пока наши люди очень редко занимаются таким спасением, тем ценней случаи, когда это происходит. Один из таких немногочисленных примеров – супруги Евгения и Александр Барташевы. Они решили на собственные средства восстановить старинную усадьбу. Наш корреспондент побывал на месте стройки и расспросил о том, как это происходит, Александра Барташева.

– Как ваша семья подошла к этой идее? Что сподвигло вас заняться спасением почти разрушенной старинной усадьбы?

– Мы многодетная семья, и все вместе постоянно путешествуем. Нам трудно бывает найти подходящее место для проживания. Как-то попали в город Любляна и оказались в историческом отеле, который вообще был не переделан на современный лад никоим образом. Нам очень это понравилось, вот тогда у нас и зародилась идея сделать что-то подобное в Москве. Мы участвовали в нескольких торгах, но объекты уходили конкурентам. Потом нам же пытались перепродать некоторые из них уже с повышением цены. Мы, честно говоря, отчаялись, но моя супруга – упорный человек, она нашла новый аукцион. Мы оказались единственными претендентами на здания и получили их.

– Каковы были условия?

– Очень сложные, потому что сроки были сжатые – за 8 месяцев нужно было восстановить оба дома. Я включил все свои строительные возможности, так как в прошлом дорожный строитель. Начал искать проектировщиков, в основном по друзьям. Собрали команду и кинулись в бой. Тут же возникло первое препятствие в том, что продавец сразу не смог зарегистрировать объекты в собственность. В итоге мы стали собственниками особняков не в апреле, а июне, что послужило причиной задержки начала работ. Мы прекрасно знали, что к серьезному строительству можно перейти только тогда, когда имеешь полностью площадку в свое владение. Потому что надо оформить ордер, получить технические условия на подключение, вызвать соответствующие службы. Все это кроме собственника никто не может сделать, и вообще непонятно, каким образом можно начинать работы на чужой собственности.

– С тех пор прошло 6 месяцев. В каком состоянии находятся объекты?

– Идет капитальный ремонт этих двух зданий. Второе строение находится в завершающей стадии, заканчиваются кровельные и отделочные работы. В принципе мы бы уложились в сроки, отведенные на капитальный ремонт, но очень много подводных камней. Нам пришлось выполнить большее количество работ, которые не были предусмотрены сметной документацией и техническим заключением, которые прикладывались к конкурсной документации.

– Насколько мне известно, даже фундамента не было в главном доме?

– В привычном для нас понимании фундаментов не было практически у всех строений. Все фундаменты, если их так можно назвать, располагались выше глубины промерзания почвы, что недопустимо при данном средневысотном строительстве. Нам пришлось воссоздать их заново. Был забученный камень, который был сложен без раствора. Знаете, что это такое? Это когда камни складывались один на один без укрепления раствором, а потом на них ставилась кирпичная кладка. Пришлось выполнить достаточно сложную техническую работу. Мы пробурили все существующие фундаменты, а затем методом инъектирования прокачали под давлением до 3 атмосфер цементную смесь с жидким стеклом и с добавкой тоннельного типа и укрепили основания. Потом подвели новые фундаменты под них. Потому что, если мы бы подкапывались сразу под фундамент, то камни сверху упали бы на нас. В общем практически заново воссоздали фундаменты.

– Расскажите о самом объекте. Что он представляет собой с исторической точки зрения?

– Это комплекс старинных строений, которые возводились частями. Возможно, связано это с тем, что это бывшее имение купцов Желтовых. По мере того, как развивалось семейное дело, расширялись постройки. Семья была большая, у отца было 6 сыновей. После смерти отца два брата владели этой усадьбой. К этому моменту они были достаточно уже крупные кожевенные промышленники, с годовым доходом более 100 тысяч рублей – такие серьезные предприниматели. Строили от малого к большему, причем здания достраивались непрерывно. Фактически стены в контакте между собой не были. Это очень неожиданный и интересный факт. Внешняя фасадная стена, внутренняя стена, а посередине забученный камень.

Нас тут ждало много неизвестного. Практически каждая стена несла в себе неприятности. По этой причине нам пришлось их все усилить, по специальной методике просверливали стены на 25 сантиметров в глубину под углом 45 градусов и закачивали цементирующую жидкость под давлением в 3 атмосферы. Она проникала в полости между кирпичами и укрепляла кладку. Потому что несущей способности по оценке проектировщиков у стен не было. Потом нам пришлось частично менять перекрытие в связи с тем, что здание неоднократно подвергалось пожару. У нас одна балка просто упала. Если бы не соблюдение техники безопасности, мог быть неприятный инцидент.

– В связи с дополнительным объемом работы удастся ли уложиться в договорные сроки?

– Реально мы идем с опережением графика. К концу декабря планируем отлить все перекрытия по первому строению. Осталось здесь не так много дел. Подписали договор технического присоединения на газ. Строим собственную котельную, водомерный узел полностью готов. Канализация подключена. Так что сами можете судить. Но именно задержка с оформлением передачи зданий нам в собственность сыграла с нами самую злую шутку. Основной проблемой будет штукатурка фасада – это, конечно, если мы хотим сохранить и восстановить исторический облик зданий. Такие виды работ должны производиться при положительном среднесуточном тепловом балансе +5 градусов Цельсия. Если бы нам своевременно передали здания в собственность, то, несмотря на большое количество дополнительных работ, возможно, мы и уложились бы в срок, отведенный в конкурсной документации. Однако хочу отметить, что договор купли-продажи с обязательным ремонтом зданий, подписанный нами с ГУП ДЭЗ ИСК, предусматривает изменение сроков ремонта в случае возникновения непредвиденных видов работ, утвержденных проектной документацией. У нас эти сроки утверждены не только проектом, но и его экспертизой.

– Я знаю, прежде чем начать восстановления усадьбы, вы изучали в архивах чертежи строений. Что там было интересного?

– Это очень интересные исторические материалы. Мы зашли в архив, все полностью посмотрели, начиная от выделения этого участка в 1822 году. Название документа гласит: «План земли под решением частного дома. Состоящий Рогожской части в четвертом квартале под номером 444. Сочинен по комиссии от 22 февраля 1822 года. За номером 1117». Здесь же описание участка, который был выделен по прошению, а дальше идут материалы о том, как возводились строения. Есть экспликация каменного двухэтажного жилого дома купца Желтова. Это уже 1830 год, за 8 лет он построил эти два здания. Потом с ними происходит разная пертурбация. Очень интересны правила застройки, которые тут описываются: «Перед началом работ, план должен быть предоставлен участковому архитектору, который делает на плане подпись. На случай надобности отводить линию, построить, возвращать владельцу. Затем план должен быть предъявлен местной полиции для сведения». И есть много чего еще, в общем – история усадьбы. На самом деле, мы приобрели только ее два строения, а еще два – рядом. Они пока на торги не выставлены, но это единый архитектурный ансамбль.

Насколько вам помогли эти архивные материалы?

– Они нам помогли только для решения того, что мы будем воссоздавать. У нас охранного обязательства на объект нет, так что это наша инициатива. Эти архивные материалы вызвали у нас благоговейный трепет. Мы с супругой взяли на себя дополнительные обязательства – воссоздать культурное наследие купцов Желтовых. Когда Департамент культурного наследия об этом услышал, там удивилась: «Все рушат, а вы, наоборот, стараетесь восстановить», – сказали они нам. Архивы нам позволяют восстановить многие вещи, например, красивые фронтоны. Их нет, они сгорели.

– Во время проведения работ были ли интересные находки?

– Да, были. Нашли гирьку от весов, бутылку кваса хлебного века, другие предметы быта. Мы все это собираем, планируем открыть что-то вроде музея.

– Как у вас складываются отношения с московскими властями. Насколько условия, которые они вам предложили, вы считаете верными. Есть ли субсидии от правительства города, вы же решили восстановить историческое здание?

– Ситуация тут такая: на сегодняшний момент у нас не решен вопрос по увеличению длительности строительства. Мы столкнулись с большими объемами производства работ по укреплению стен. Из-за этого были отброшены по срокам. Возможно, нам даже придется обращаться в суд с иском о заключении дополнительного соглашения об их увеличении. Мое мнение как специалиста: считаю, что в договоре должно быть безусловным обязательством со стороны продавца, чтобы сроки могли бы изменяться в соответствии с выявленными дополнительными объемами работ, утвержденными проектом и экспертизой проектной документации.– В договоре предполагается, что московские власти будут оказывать какое-то финансовое содействие? Например, в Германии государство возвращает 27% средств от суммы затрат на восстановление памятника.                                                          – Этого ничего нет. Мы строим только на свои деньги. Мы расходуем копейка к копейке, рубль к рублю, берем кредиты, их гасим и снова берем. Очень процентная ставка высокая, ее обслужить невозможно, а финансовой поддержки со стороны правительства Москвы нет никакой.                                                                                                                                                                – Вы пытаетесь сохранить исторический облик зданий. Если сравнить с тем, как если бы вы просто восстановили их, насколько это удорожает проект?                                                                                                                               – Раза в два, наверное. Первоначально мы рассчитывали на совершенно другие деньги. Так, старый кирпич покупаем – он в два раза дороже, чем новый. Мы это делаем для сохранения исторического облика усадьбы.                                                                       – Вы полагаете, что ваши затраты окупятся? Я так понимаю, вы здесь апарт-отель собираетесь делать.                                  – Уверен, что окупятся. Это будет очень качественное жилье, с высокими технологиями и при этом старинное. Мы рассчитываем на тех, кто любит старину.


Беседовал Владимир Гурвич

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Архитектура детских образовательных учреждений: реновация старого или строить новое

Саратовский аэропорт Гагарин: гармонь, Волга и Вячеслав Володин

Архитектор Борис Левянт: вместо поддержки архитектуры, есть предпосылки к тому, чтобы она вообще прекратила свое существование.

Архитектор Андрей Асадов: каждый новый объект становиться любимым.

Архитектура – искусство или в большей степени бизнес. Мнение архитектора Рубена Аракеляна

Из какого материала сегодня можно строить дом, частный и многоквартирный. Мнение архитектора Алексея Кротова.

Дмитрий Швидковский (ректор МАРХИ): «Мы получили такой правительственный заказ…»

Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма до «Железной рукой загоним человечество к счастью»

Александр Балабин о трудностях работы архитектора с частными и государственными заказами

«Нельзя вкладывать все идеи в один проект»: Кес Каан — о тонкостях работы архитектора




Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Приятного аппетита
Наверх