Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Традиционный офис устарел, а каким будет новый? » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +7 °C.

Архив публикаций
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
26 ноя 03:00АРХ&ПРОЕКТ

Традиционный офис устарел, а каким будет новый?

Автор: Владимир Гурвич

Самые большие изменения в устоявшихся моделях развития происходят после сильных потрясений и кризисов.

Эпидемия по-прежнему бушует в мире, и пока нет признаков, что она идет на спад, но архитекторы, дизайнеры, градостроители уже думают о том, какие перемены она инициирует в их сферах. Судя по первым признакам, эти изменения могут оказаться достаточно значительными. Сегодня мы находимся в той фазе, когда происходит активное переосмысление многих устоявшихся стереотипов.

Вместе лучше, чем врозь

Еще совсем недавно многим архитекторам, дизайнерам и уж тем более строителям было ясно, что надо делать, как проектировать и строить. Коронавирус обрушил эти представления, стабильность и уверенность уступили месту чувству растерянности. Едва ли не в один момент возникло значительно больше новых вопросов, чем ответов на них.

Один из таких вопросов, на которые пока только предстоит найти ответ – это новая роль и конфигурация офисов. Сегодня благодаря ковиду многие из них стоят пустые или полупустые. Владельцы помещений спрашивают и себя, и специалистов, что с ними делать, какими они будут после окончания эпидемии?

Екатерина Фадеева, основатель студии стратегического дизайна DESIGN STRATEG полагает, что новая ситуация меняет представление людей об архитектурных и организационных подходах к организации и формированию офисного пространства. В первую очередь, как ни странно, это проявляется во взаимоотношении хозяев офисов и архитекторов. Если раньше проектант получал задание и начинал его выполнять в соответствии со своими представлениями, то теперь намечается более тесное сотрудничество между ним и заказчиком. Можно говорить уже о сотворчестве сторон. Ставится задача максимально понять и удовлетворить потребности клиента.

Екатерина Фадеева указывает на несколько причин, которые могут помешать успешному решению:

  • у архитектора не хватает информации, что реально требуется заказчику;
  • амбиции архитектора, когда он считает, что всегда прав;
  • клиент не понимает до конца, какой офис ему на самом деле требуется, какие задачи он должен решать;
  • потеря информации на разных этапах проектирования, когда не налажена система коммуникации между разными исполнителями.

Еще недавно часто возникали ситуации, когда заказчик выставлял жесткие требования и переубедить его их изменить, внести в них коррективы было крайне сложно. На новом этапе взаимодействия архитектор обязан досконально изучить потребности своего клиента. Это способствует осознанному подходу к проектированию; дизайнер понимает, что надо, зачем надо и где это должно располагаться.

Давно известно, что конфигурация пространства оказывает сильное воздействие на поведение и работу сотрудников. По сути дела, она в определенной степени создает модель бизнеса, и архитектор при проектировании должен учитывать этот фактор.

Как говорит Екатерина Фадеева, все это требует определенной перестройки работы архитектурного бюро, новых дополнительных стадий. Это другой уровень сбора информации и другой уровень ее анализа и обработки. По сути дела, это ключевой момент в проектировании, так как позволяет дизайнеру глубоко погрузиться в бизнес заказчика. В свою очередь это нужно для обретения ясного понимания того, что должно быть на выходе. Тогда вместо угадывания появляется понимание и осознание смысла процесса.

Далеко не всем дизайнеры нравится такой подход, признает Екатерина Фадеева, когда клиент активно участвует в проектировании, вмешивается в его ход. Ведь хорошо известно, что архитекторы любят свободу выражения, а не адаптацию своих идей под чужие требования.

Но это необходимо, потому что сегодня возникает еще один важный момент в проектировании. Еще недавно для архитектора финальной стадией проекта являлась передача его заказчику. Но для бизнесмена это не было финалом, для него завершением этой работы является освоение нового офисного пространства и формирование на его основе обновленной культуры бизнеса. Новые реалии требуют устранить этот разрыв, иначе может оказаться, что усилия сторон не дадут требуемого результата. Даже хороший проект может не увенчаться появлением эффективной постковидной модели компании.

Место, где хочется работать

Традиционные офисы, к которым мы все привыкли, это огромные помещения, заставленные одинаковыми столами. Такой дизайн был во многом связан со стремлением сделать все максимально дешево. Как говорит Ольга Смоленская, генеральный директор Проектного объединения «Уникум», владельцы офисов шли на поводу у денег.

В таких помещениях людям некомфортно работать и находиться. Мешают запахи, посторонние звуки, все сидят друг на друге. Это как раз то, что получило в народе название «офисного рабства».

Впрочем, говорить достоверно о том, каким будет модель бизнеса после эпидемии, как изменятся конфигурации офисов, можно лишь в режиме предположений. Точных ответов ни у кого нет, а принимать за истину субъективную точку зрения архитектора – это идти на большой риск. Можно лишь говорить о том, в каких направлениях будут идти перемены. В первую очередь на них станет оказывать влияние мобильный фактор. Современные технологии позволяют работать многим сотрудникам с любого места. Рутинный офисный труд уходит в прошлое если не целиком, то частично. Да и сами офисы должны подстраиваться под вкусы тех, кто в них останется. По сути дела, речь идет о появлении новой рабочей среды.

Офисы будущего, считают некоторые архитекторы, будут обладать красочным ландшафтом, их серая унылость должна уйти в прошлое. Чтобы быть конкурентными, например, с домашними условиями работы, они должны приобрести ряд новых свойств и дизайнерских элементов. Все меньше сотрудников будут иметь фиксированное количество часов, которое надо провести именно в офисном помещении. Новое пространство должно позволять людям приходить на время, поработать, а затем и переместиться в другое место. Это предъявляет иные требования как к рабочему месту, так и к конфигурации и размеру самих офисов.

Офис в постковидную эпоху должен соответствовать иному типу мышления – развитию культуры по удаленной работе. Что это реально означает? Снижение числа рабочих станций, уменьшение размера переговорных комнат, сокращение количества кабинетов, в том числе и для руководящего состава, и при этом максимальное вовлечение сотрудников в рабочий процесс.

По сути дела, офис становится аналогом рабочего места в домашних условиях. Нет больше «человейников» – при переводе части сотрудников на удаленку на той же площади появляется возможность разместить меньше рабочих станций, а сами они могут напоминать мини-гостиные. Все это работает на то, что людям хочется туда приходить.

Раньше офисы делались такими, чтобы можно было контролировать работу сотрудников. Эффекта от этого было гораздо меньше, чем прилагалось для этого усилий. Электронная система контроля и учета многократно повышает эффективность этого процесса, отмечает Ольга Смоленская.

Мобильные технологии ведут к появлению офисов совершенно другого типа, которые не привязаны непосредственно к городской среде. Они могут размещаться в самых разных местах, например, в пригородах или в сельской местности, где нет пробок, где чистый воздух и красивая природа.

Сегодня понятие офиса звучит во многом как надзорно-исправительное учреждение, в котором обязательно отбывание определенного количества времени. В новую эпоху такой формат исчезнет и приобретет совсем иной вид. Современные технологии позволяют возводить офисные здания в любом месте за очень короткий срок с гибкой конфигурацией и любыми фасадными решениями.

Берите и пользуйтесь

Разумеется, все эти новаторские идеи нереализуемы, если они не будут подкреплены соответствующими технологическими решениями. И они уже появляются во все большем количестве. Так, по словам Андрея Удалова, продукт-менеджера компании КНАУФ, компания готова предложить целый ряд технологических новинок для решения именно этих задач.

Например, такой материал как гипсокартон. Он известен давно, однако новые технологии позволяют его широко использовать на рынке, в том числе и в новом качестве. Гипсокартон предназначен для устройства легких межкомнатных перегородок, подвесных потолков, облицовки стен, а также в зданиях и помещениях с влажным и мокрым влажностными режимами с обеспечением вытяжной вентиляцией.

Кессонные акустические подвижные потолки тоже давно известны, но до сих пор не были систематизированы. Это произошло, появился альбом технических решений для самых разных случаев. Теперь сделать в помещении красивый и прочный потолок можно при помощи гипсокартонных листов. Этот универсальный, высококачественный, но в то же время простой в монтаже строительно-отделочный материал позволяет создать идеально ровную поверхность под отделку.

Еще одна новинка – подвесные перегородки. Они выполняют главным образом функцию распределения нагрузки. В качестве стоечно-ригельной конструкции к ним, как правило, примыкают системы перегородок или панорамное остекление.

Очень полезным для многих больших офисных пространств станут помещения в помещении. Их монтируют обычно в просторных залах на основе стандартных профилей.

Системы раздвижных дверей позволяют экономить квадратные метры. В последнее время актуальность таких решений быстро возрастает.

Акустические плиты КНАУФ создают акустический комфорт в помещении, устраняя в том числе эффект эха. При этом они не имеют видимых стыков после монтажа, могут быть окрашены в любой цвет и несмотря на то, что изготавливаются из перфорированных гипсокартонных листов, есть специальные решения, которые делают незаметным перфорацию. При этом сохраняется идеальный шов при отсутствии видимых стыков.

Как видим, для появления принципиально иных типов офисов есть запрос со стороны бизнеса, есть архитектурные и дизайнерские представления о том, как это делать, есть целый набор технологий, позволяющих воплощать представления в реальные объекты. Остается лишь ждать, как всем этим богатством распорядится жизнь.

Владимир Гурвич

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Городская среда до и после пандемии – две большие разницы

Архитектор - строитель: как распределится их функционал в новом законе об архитектурной деятельности

Дмитрий Волков: возвращение решающей роли архитектора – вопрос принципиальный

Архитектура детских образовательных учреждений: реновация старого или строить новое

Архитектор Борис Левянт: вместо поддержки архитектуры, есть предпосылки к тому, чтобы она вообще прекратила свое существование.

Архитектор Андрей Асадов: каждый новый объект становиться любимым.

Из какого материала сегодня можно строить дом, частный и многоквартирный. Мнение архитектора Алексея Кротова.

Дмитрий Швидковский (ректор МАРХИ): «Мы получили такой правительственный заказ…»

Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма до «Железной рукой загоним человечество к счастью»

Александр Балабин о трудностях работы архитектора с частными и государственными заказами




Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Лучше нет красоты, чем смотреть с высоты...
Наверх