Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Проектировщик и монтажник – единство противоположностей » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +5 °C, дождь.

Архив публикаций
«    Ноябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 
01 сен 13:01АРХ&ПРОЕКТ

Проектировщик и монтажник – единство противоположностей

Автор: Александр Иванов

 

Гармония нужна всегда и во всем, в том числе и в процессе строительства. Если из него выпадает какое-то звено, потери будут неизбежными.

Отношения между проектировщиками и подрядчиками всегда были далеки от идеальных. Сегодня проблема эта обострилась на порядок в силу целого ряда объективных и субъективных причин. Но, если эта связка будет плохо работать, мы никогда не добьемся высокого качества строительно-монтажных работ. Настала пора проанализировать всю цепочку этих непростых связей и попробовать найти взаимоприемлемые решения. Тем более, такой положительный опыт есть, только надо его сделать массовым.

Должен ли монтажник думать?

Вопрос провокационный, но я бы его не задал, если бы не столкнулся с новым для себя подходом подрядных компаний, работающих на стройплощадке, который до этого мне не встречался.

То, что проектировщики и монтажники являются соперниками, находящимися по разную сторону линии фронта – ни для кого ни новость. Бывают, конечно, исключения, но как это преобразовать в правило, мы поговорим в самом конце статьи.

Отношения на стройке с долей юмора можно описать так: строители считают проектировщиков бестолковыми, а проектировщики монтажников – криворукими.

Такое отношение может маскироваться, но в целом оно сохраняется от проекта к проекту, и каждый день у обоих сторон копятся примеры и доказательства своей правоты.

Не нужно особо прикладывать усилий, чтобы найти множество примеров глупых ошибок проектировщиков и монтажников. Часто даже трудно постичь, как подобное можно было сотворить, но эта статья не о сбоях в работе разума или в административной системе компании.

Пока исходим из того очевидного факта, что проектировщики и монтажники стоят друг друга. Они учились в одних учебных заведениях, набирались опыта в одних и тех же условиях, сталкивались со схожими проблемами, а управляют ими администраторы с одним и тем же подходом к ведению дел, поэтому и итог деятельности одинаков.

В других своих статьях мы уже поднимали тему качества работ в проектировании, описывая огрехи на проблемы обучения и передачи опыта, а также правильность структуры компании.

Взаимоотношения между заказчиком, подрядчиками и проектировщиками, идеалистично описанные в нормативах, сводятся к следующему:

  1. Проектировщик выполняет проект.
  2. Технический заказчик проверяет его и выдает замечания.
  3. Проектировщик корректирует документацию.
  4. Технический заказчик принимает ее и передает подрядчику.
  5. Подрядчик проверят ее на комплектность и полноту и после ее корректировок проектировщиком приступает к работе.
  6. Проектировщик в рамках авторского надзора сопровождает выполнение работ.

Вполне разумно и логично. При этом, если подрядчик выявил, что документация непригодна или недоброкачественна, он уведомляет заказчика об этом и потенциально может отказаться от выполнения работ, рассчитывая даже на возмещение убытков.

Степень проработки рабочей документации, в соответствии с ГОСТом, должна быть «необходимой для производства работ, обеспечения строительства оборудованием, изделиями и материалами и изготовления строительных изделий».

Исходя из нормативных документов, рабочая документация должна обладать высокой степенью детализации, чтобы соответствовать ГОСТу.

 

Рис. Даже в неплохо проработанной документации можно легко найти недоработки и отступления от ГОСТа

С такими нормативами очень трудно спорить, а читая их буквально и пристрастно проверяя документацию, можно очень легко обвинить проектировщика в недоделках.

На стройплощадке зерна вражды очень быстро дают богатые всходы:

  • Монтажник, обладая дарованным ему Гражданским кодексом и ГОСТами правом писать замечания к рабочей документации, не может себя удержать от того, чтобы этого не сделать. Чем больше будет список, тем больше ценность автора замечаний и тем весомее довод, что проектировщик сделал слабый проект. Заказчик не будет погружаться в изучение многостраничного труда, ему вполне достаточно факта наличия 100-200-300 замечаний к документации, чтобы направить свой гнев на проектировщиков.
  • Проектировщик, в свою очередь, получив список, который выражает сомнение в уровне квалификации исполнителя, начинает защищаться, давая обоснования принятых решений или ссылаясь на смежников.
  • Руководитель проекта, видя обширный список замечаний и недовольные глаза заказчика, вызывает к себе инженера авторского надзора и требует «закручивать гайки» на площадке, не согласовывая никаких решений монтажников и не делая ни шагу навстречу.

И так происходит до того момента, когда количество ошибок на площадке и в проекте примерно сравняются, и сторонам придется объявить перемирие.

Вообще инженер авторского надзора в текущей обстановке – это ключевая фигура, «переговорщик», который, наблюдая проблему одновременно из двух окопов, может что-то сделать с ней.

Вот мы и подошли к вопросу, имеющему отношение к заголовку статьи – кто принимает решение о том, что документация недоброкачественна и не обладает «должной полнотой» для выполнения монтажных работ?

Монтажник.

Он скажет: «Выпускайте проект по ГОСТ, и тогда мы будем с радостью монтировать, не сказав вам ни слова». Но общие фразы здесь неприменимы.

Однажды я был свидетелем такой картины: мы выпустили детальный, тщательно проработанный, проверенный и перепроверенный комплект рабочей документации по конструктиву из 2000 листов. Технический заказчик, изучив его, сказал, что он давно не встречал такой проект, к которому трудно придраться.

Когда же документация поступила на стройку, мы получили следующую рецензию подрядчика: «Неполная, содержит ошибки и не позволяет выполнять монтажные работы».

После этого мне стало очевидно, что причина натянутых, мягко говоря, взаимоотношений между проектировщиком и монтажником лежит не в технической стороне дела, а в экономической.

Пришла пора поговорить о ней

Нужно признать, что вся строительная сфера – и проектировщики и монтажники – действует в условиях дефицита ресурсов всех типов. Недостаток финансирования не позволяет проектировщику заниматься одним проектом, тщательно прорабатывая его, а руководству нанять достаточное количество исполнителей. Недостаток квалифицированного персонала на рынке приводит к перегрузке тех немногих профессионалов, которые есть в штате. Монтажные компании сталкиваются ровно с такими же проблемами, к которым еще добавляется дефицит материалов и оборудования.

Все это приводит к тому, что сроки выполнения работ растягиваются, а нервы – натягиваются.

В этих условиях у монтажника остается лишь один действенный козырь – оправдать сбои в производстве работ «недостатками рабочей документации». Я его не могу оправдать, но в состоянии понять.

Фото. Монтажник даже над идеальной документацией должен как следует подумать

Если копнуть еще глубже, то наконец можно дойти до сути проблемы.

Во времена избытка ресурсов (на мой взгляд, это было в 2000-х годах) отношения между подрядчиком и заказчиком были простыми: генподрядчик выполняет работы в отведенный срок, и при этом ничто его не должно останавливать, а заказчик закрывает фактически выполненные работы, сколько бы их ни было. Проектировщик был вспомогательным звеном, который подключался только в те моменты, когда выявлялись принципиальные ошибки или технические тупики, из которых невозможно было выбраться одними лишь усилиями специалистов подрядчиков.

У генподрядчика были развязаны руки, если он сталкивался с какой-то технической проблемой, он решал ее сам, при необходимости согласовывая решение с проектировщиком. За все отвечал генподрядчик. Поэтому монтажникам приходилось много размышлять, получая в награду оплату за дополнительные работы и материалы, которых могло набраться приличное количество.

Сейчас схема изменилась. Проектировщик вдруг стал очень важным, а его спецификация стала основополагающим финансовым документом и основой строительства. Теперь генподрядчик лишен права на инициативу и дополнительные работы, если только проектировщик не придет к заказчику с виноватым видом, признавая, что что-то было упущено в документации. Генпроектировщик ничего не может изменить, если проектировщик не внесет это изменение в документацию.

Проектировщик приобрел исключительную значимость, но плата за это стала непомерной – ответственность и вина за любые промахи, а также бесконечно возросшие трудозатраты при тех же бюджетах.

Монтажники, напротив, потеряли часть своей свободы, но теперь у них есть полное право снять с себя ответственность, вручив ее проектировщику, для чего нужно просто отложить лупу и изучать документацию посредством микроскопа.

Кому от этого стало лучше? Никому. Проектировщики, перебрав ответственности и ощущения собственной важности в строительном процессе, заполучили тяжелую аллергию на разработку рабочей документации. На рынке формируется новый дефицит, который пока не стал очень острым, но в ближайшие годы он его встряхнет – недостаток камикадзе, которые будут проектировать рабочую документацию.

Я знаю только несколько компаний, которые с готовностью берутся за рабочую документацию, но значительно больше тех, кто от нее отказывается, чего раньше не было. Те, кто «рабочку» все еще делают, задыхаются от количества проектов и недостатка субподрядчиков.

Я ни разу не прорицатель, но что-то мне говорит, что это может стать большой проблемой для рынка и, возможно, у меня будут силы и желание что-то написать об этом через несколько лет.

Вернемся к теме

Не так давно нас с партнером вызвали на объект одного очень известного застройщика, чтобы отчитать нас за то, что мы своим никчемным (по мнению подрядчика) проектом не позволяем ему вести работы и сдать объект вовремя.

Я недолго пытался вести спор с подрядчиком, но перестал это делать, упершись в стену непонимания, разделившую наши позиции. Я получил от подрядчика, на мой взгляд, очень легкий вопрос и попросил его самого придумать решение, которое мы в рамках авторского надзора с легкостью согласуем. В ответ услышал: «Мне не платят за то, чтобы я думал». Дальнейшая дискуссия теряла смысл.

Многое встало на свои места, когда даже заказчик не мог не заметить, что дело не в проекте, а в том, что у подрядчика просто не хватает ни людей, ни организаторских способностей. Через несколько месяцев на объект вышел новый исполнитель, у которого вопросов к документации стало на порядок меньше, а монтаж начал выполняться так, как задумывался.

Сейчас мы ведем авторский надзор на другом очень знаковом объекте, работы на котором выполняет, видимо, самый известный подрядчик в Москве.

Вы думаете, что ситуация там кардинально отличается? Вовсе нет. На объекте выделен человек, работа которого, видимо, сводится к тому, чтобы выявлять недочеты в документации и писать об этом официальные письма заказчику.

Несмотря на то, что подавляющее большинство пунктов не стоит того, чтобы на них тратить чернила в принтере, письма становятся отличной подушкой безопасности, которая придет на помощь подрядчику, когда сроки строительства будут нарушаться и потребуется защищаться от претензий заказчика.

Очевидно, что раз интеллекта и квалификации подрядчика вполне хватает, чтобы выявить и описать даже мелкие недостатки документации, ему бы хватило способностей и на то, чтобы решить эти проблемы мимоходом, даже не задавая вопросы, и безостановочно вести монтаж.

Значит, мы приходим к выводу, что проектировщик хочет, но не может (в силу нехватки ресурсов) выпустить подробную документацию, монтажник может, но не хочет (в силу тех же причин) выполнить монтаж по «неполной» документации, а заказчик не хочет и не может выделить достаточно ресурсов (денег), чтобы разом решить эти проблемы, что приводит к потребности сталкивать лбами участников рынка.

Поскольку проблема выделения заказчиком дополнительных денег не решается, пока не настанет коллапс (как при росте стоимости металла), то мы можем предложить другое решение конфликта проектировщиков и строителей.

 Фото. Постановочные фото о мире и гармонии на стройплощадке могут стать реальностью только, когда генподрядчик будет сам делать рабочую документацию

Диктатура ответственности

Чтобы недостатки рабочей документации, передаваемой заказчиком подрядчику, не стали формальным обоснованием срывов сроков строительства и причиной бесконечных конфликтов, необходимо, чтобы ее разработка находилась в области ответственности самого подрядчика.

Это разом превращает непримиримых противников в близких союзников. Они начинают искать решения, а не способы переложить вину друг на друга. Вместо песка в сложный механизм строительства добавляется масло.

Сколько бы раз мы ни выпускали рабочую документацию, новый подрядчик требует внести в нее изменения – технические решения, оборудование и материалы, с которыми ему привычнее и удобнее работать.

Такой подход исправляет системную ошибку отрасли. Видимо, поэтому его применяют несколько прогрессивных и крупнейших девелоперов страны.

Задачу проектировщика в современных условиях мы видим в выпуске хорошо проработанной проектной документации, выполненной в BIM-модели. А рабочую документацию должны выполнять те, кто будет по ней строить.

Отход от старой системы взаимоотношений потребует от девелоперов несгибаемой воли и инвестиций, но когда это еще делать, как не в момент рекордной стоимости недвижимости?

По крайней мере, девелопер может быть уверен, что множество профессиональных проектировщиков его в этом начинании поддержат…

 

Александр Иванов

фото автора

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Проектные организации: центры компетенции или халтуры

Истоки ошибок в проектировании

Архитектура детских образовательных учреждений: реновация старого или строить новое

Архитектор Борис Левянт: вместо поддержки архитектуры, есть предпосылки к тому, чтобы она вообще прекратила свое существование.

Архитектор Андрей Асадов: каждый новый объект становиться любимым.

Из какого материала сегодня можно строить дом, частный и многоквартирный. Мнение архитектора Алексея Кротова.

Дмитрий Швидковский (ректор МАРХИ): «Мы получили такой правительственный заказ…»

Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма до «Железной рукой загоним человечество к счастью»

Александр Балабин о трудностях работы архитектора с частными и государственными заказами

«Нельзя вкладывать все идеи в один проект»: Кес Каан — о тонкостях работы архитектора




Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Приятного аппетита
Наверх