Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Чиновники хотят, чтобы бизнес развивал экономику, но при этом сидел в тюрьме » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва −3 °C.

Архив публикаций
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
20 янв 03:00Власть

Чиновники хотят, чтобы бизнес развивал экономику, но при этом сидел в тюрьме

Автор: Владимир Гурвич

Войны всегда приносят много бедствий. Но самые тяжелые и долгосрочные последствия приносят те войны, которые чиновники ведут против своих же граждан.

Еще 30 лет назад в СССР любое занятие бизнесом сразу же попадало под карающий меч правосудия, и его создатели имели все шансы угодить надолго в тюрьму. Сегодня бизнес официально не только разрешен, но и всячески приветствуется. Об этом черным по белому написано в основополагающих документах государства, об этом неустанно говорят с самых высоких трибун его руководители. Вот только шанс для бизнесменов попасть под уголовное преследование и оказаться за решеткой ничуть не меньше, чем в советский период.

Что не запрещено, то разрешено, но очень опасно

Сегодня бизнес играет огромную роль в деле развития экономики, выполнения государством социальных обязательств, отмечает президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов. Но это не означает для бизнесменов получения индульгенции, позволяющей делать, что хочешь. Над предпринимательским сообществом должен существовать контроль, в том числе и со стороны правоохранительных органов. Проблема в другом – он должен быть разумным, опираться на справедливые законы, а не на произвол силовых структур.

Сегодня же это далеко не так. Правоохранители допускают много злоупотреблений, особенно в использовании 210 статьи УК. Ее надо применять реже, считает руководитель МПП. А для этого следует вернуть функцию прокурорского надзора за следствием. Сегодня же оно практически бесконтрольно, и это вызывает большую тревогу.

Все в тюрьму

Статья 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)» сегодня является самым действенным инструментом расправы над бизнесом и бизнесменами. Татьяна Минеева, уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве, говорит о том, что те, кто обвиняется по ней, уже редко возвращаются к предпринимательской деятельности. После нескольких месяцев отбывания в СИЗО обычно уже невозможно вернуть компанию, так как она либо захватывается другими лицами, либо разрушается без руководства со стороны первого лица. И даже если человека оправдывают, он возвращается чаще всего на руины.

Руководство страны любит повторять, что бизнес не должен ходить под уголовным преследованием. На практике все далеко не так. Статья 210 очень суровая, обвинение по ней позволяет выносить приговоры с большим сроком, вплоть до пожизненного заключения. Но главное даже не это, а то, что она сформулирована таким образом, что любая компания может быть при желании обвинена в том, что является преступным сообществом с целью получения денег. В эту «преступную» группу могут быть зачислены все: не только руководители фирмы, но и секретари, и даже уборщицы, которые абсолютно ничего не знали о том, что происходит в кабинетах начальства.

Возникает парадоксальная ситуация, когда любая образованная компания одновременно потенциально является преступным сообществом. Ведь ее задача – получение прибыли, а обвинить в каких-то злоупотреблениях можно всегда. «О каком инвестиционном климате при таком раскладе тут можно говорить?!» – восклицает Татьяна Минеева.

По ее словам, статистика говорит о том, что количество случаев применения статья 210 в последнее время не растет, но и не сокращается. За 9 месяцев 2019 года в суды поступило 21 подобное дело. Но есть и более тревожные тренды – увеличивается число задержанных по отношению к тем, кого помещают под домашний арест. Этому есть свое объяснение; человека, оказавшегося в камере, легче принудить сознаться в своих преступлениях, даже мнимых, получить от него нужную информацию, включая коммерческую.

Мы живем в ситуации, когда для правоохранительной системы бизнес является потенциальным преступным сообществом, и статья 210 – эффективный способ это доказать. По мнению Татьяны Минеевой, она не должна иметь отношения к предпринимательству. Даже иностранные бизнесмены, которые работают в России, сильно удивляются тому, что тут происходит. Они не понимают, как можно таким образом относиться к бизнесу.

Поэтому, продолжает уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве, формулировку статьи следует изменить. С этой целью создана рабочая группа из 45 человек, которая пытается написать другую ее редакцию. Пока же за 2019 год число обращений в аппарат уполномоченного со стороны бизнесменов выросло в пять раз, и сегодня де-факто использование статьи 210 на практике означает лозунг: «все в тюрьму».

Изображая жертву

Однако, говоря о преследовании бизнеса со стороны правоохранительной системы, нельзя не затронуть щекотливую тему о том, как сам бизнес воспринимает эту ситуацию. По словам представителя московской коллегии адвокатов Александры Цветковой, отечественные бизнесмены не слишком охотно участвуют в исследованиях об отношениях силовых структур и предпринимателей.

По ее словам, бывает трудно уговорить деловых людей оспорить в суде то или иное решение следственных органов, они элементарно боятся это делать по причине «как бы не стало хуже». А это в свою очередь сильно затрудняет в целом возможность влияния на складывающуюся ситуацию. В итоге зачастую помочь тем, кто попал под пресс правоохранительной системы, сложно, у уполномоченных по защите прав предпринимателей мало прав, и они часто бессильны. Все это и определяет долгосрочный тренд, который состоит в том, что сегодня невозможно быстро изменить положение. Правоохранительная система не собирается отказываться от преследования своих жертв. Не случайно же внутри нее гуляет такое выражение: если у вас есть бизнес, это не ваше достоинство, а наша недоработка.

Если бизнес хочет изменить ситуацию, то он должен начать ее менять с себя. Заместитель председателя гильдии негосударственных структур безопасности Владимир Каширов говорит, что половина компаний, которые к ним обращаются за помощью, относятся к недобросовестным. Они не платят в полном объеме налоги, имеют серую и черную зарплату, выставляют на тендере минимальные цены. Тем самым подставляют себя под удар правоохранительной системы, но сами законы таковы, что позволяют осуществлять против бизнеса любые действия.

Законы, которые мы выбираем

Любые нарушения и преступления, в том числе в сфере экономики и бизнеса, должны выявляться и наказываться. С этим тезисом вряд ли станет спорить любой вменяемый человек. Вопрос в другом: какие для этих целей мы применяем законы, какая существует правоприменительная практика? В России и то, и другое имеет такую форму, которая приносит намного больше вреда, чем пользы. По словам Натальи Ромащенко, специалиста по выявлению налоговых нарушений, вряд ли можно посчитать размер ущерба от такой правоохранительной системы – он огромен. Но нашим силовым ведомствам на это глубоко наплевать, их такой пустяк не может остановить в деле преследования бизнеса.

У нас любую налоговую проверку, в ходе которой выявлены нарушения, следственные органы стараются переквалифицировать в налоговые преступления. Хотя официально существуют законные схемы налоговой оптимизации, но это ловушка, в которую попадают многие. Возбуждаются уголовные дела, причем, зачастую не бескорыстно. Сотрудники органов имеют тут свой коммерческий интерес в виде получения взяток, отжима бизнеса, выполнения чьих-то заказов. А иногда уголовное дело заводится просто исключительно для улучшения статистики. Потом оно может быть прекращено, вот только никто не восполняет предпринимателю и его компании нанесенного ущерба. Закон позволяет бизнесменам обращаться в суд с целью компенсации понесенных потер, но, по свидетельству Натальи Ромащенко, дело это почти безнадежное.

Доверие бизнеса не только к правоохранительной системе, но и ко всему государству низкое, говорит Владимир Платонов. Предприниматели не желают тратить силы и здоровье на борьбу с нею, предпочитая уходить в тень, уезжать из страны, свертывать свое дело. Резко ослабевает импульс для развития экономики. Доходы бюджета Москвы на 30% формируют малые и средние компании, во Франции в бюджетах городах их доля доходит до 75%. Надо создавать комфортные условия для тех, кто открывает свое дело.

Но пока комфортные условия у нас создаются преимущественно для правоохранительной системы. Тем самым государство нам недвусмысленно дает понять, какие у него приоритеты.

Владимир Гурвич

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Ценообразование в строительстве: дать рынку адекватный ресурсный метод

Строительная Ассамблея. Поможет ли она отрасли?

Минстрой возвращает на стройку институт главных инженеров проекта и размораживает цены.

Правительство начинает стратегически мыслить: строительный бум решили заменить стратегией развития

Две беды Минстроя: с одной ведомство встречается регулярно, со второй встречаться не хочет и не знает, что с ней делать.

Цифра в экономике: чиновники настаивают, бизнес не понимает

Стандарты и нормирование в строительстве: на каком этапе мы находимся

Кому выгодна ситуация в строительной отрасли России.

АРХ Москва 2018: Архитекторы отодвинуты от пространственного освоения страны

Николай Кошман: Промышленностью строительных материалов никто толком не занимается


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Где-то в России
Наверх