Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Чиновник в России – слон в посудной лавке? » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +18 °C, дождь.

Архив публикаций
«    Июль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
26 апр 03:00Власть

Чиновник в России – слон в посудной лавке?

Автор: Владимир Гурвич

 

: Государство не может не присутствовать в рыночной экономике, но оно не обязано ее поднимать.

Появление короновируса породило многообразные последствия в жизни страны. В том числе выросла роль государства, которая и без того была очень немалая. Многие аналитики и эксперты стали задаваться вопросом о том, насколько оправдано его такое большое значение и не полезно ли его уменьшить. Эта тема отнюдь не исчерпывается периодом влияния пандемии, для России это одна из самых фундаментальных проблем. Более того, она особенно станет актуальной после того, как эпидемия уйдет в историю.

 

Не было бы счастья, да несчастье помогло

В России государство всегда занимало большое место в жизни страны, включая экономику. Но процветания это обстоятельство почему-то не приносит, скорее наоборот, отбрасывает страну на мировые задворки. После начала пандемии и без того гипертрофированное государство еще больше увеличило уровень своего вмешательства во все, куда только можно и нельзя. Правда, ради справедливости следует отметить, что это был объективный процесс, борьба с коронавирусом потребовала мобилизации дополнительных сил и ресурсов.

Но одновременно возник и противоположный процесс. Уже в течение года Правительство РФ работает в рамках плана по преодолению экономических последствий от коронавируса. Один из пунктов этой программы – снижение непроизводственных издержек бизнеса. В первую очередь за счет ограничения контрольно-надзорной деятельности.

Как говорит Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton, это не декларация, а то, что реально происходит. За последний период отменено 100 тысяч плановых проверок. Без Ковида такое невозможно представить.

Главный вопрос, который в связи с этим возникает, как повлияли на экономику ограничения контрольно-надзорной деятельности? Например, такой важный аспект, как сбор налогов. По словам Игоря Николаева, денег в казну меньше поступать не стало. То есть число проверок сократилось, а объем податей не уменьшился. Все как работало, так и работает. Отсюда вывод: если вообще снизить размер контрольно-надзорной деятельности, для бюджета ничего существенно не изменится, а вот бизнес получит реальное облегчение.

 

Исправляем одни ошибки с помощью других

А вот ситуация с регулированием цен складывается иначе. Тут роль государства только усиливается. До начала эпидемии действовал определенный порядок реагирования на инфляцию по отдельным группам товаров. Он был ликвидирован, взамен введена более жесткая система и увеличилось количество товарных позиций, к которой она применяется.

С одной стороны, государственные мужи заявляют, что не желают вводить директивный порядок регулирования цен, с другой – именно он и внедряется. Да и сама такая необходимость связана с предыдущими действиями государства, считает Андрей Мовчан, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan's Group.

В России не без помощи государства происходит монополизация сельского хозяйства. Ее итогом является то, что с одного гектара мы получаем значительно меньше продукции, чем в развитых странах, где аграрный сектор разбит на множество мелких производителей. В итоге цены на продукты питания в Евросоюзе не выше, чем в России, хотя доходы населения там существенно больше.

Государство также вмешивается в развитие сельского хозяйства посредством предоставления ему сервисных услуг – РЖД, порты. Все это ведет к росту себестоимости продукции. В итоге цены растут, и государство вынуждено что-то с этим делать, чтобы исправить собственные предыдущие ошибки.

Но и само регулирование происходит не лучшим образом. В нормальных странах эффект от повышения цен пытаются снизить не за счет их заморозки, а с помощью адресной помощью разным группам населения. Но у нас так и не создана инфраструктура для нее, поэтому другой возможности, кроме ценового диктата, нет.

 

Ловушка патернализма

Государство у нас повсюду, а уж социальная сфера – его безраздельная вотчина. Но, по словам Евгения Гонтмахера, профессора Высшей школы экономики, научного директора Экспертной группы «Европейский диалог», она не дофинансирована в два раза, если исходить из международных стандартов поддержки семьи.

Если называть вещи своими именами, это происходит не по причине отсутствия средств, а из-за того, что государство решило сильно экономить на людях. Если народу что-то и дают, то это в основном выплаты, связанные с какими-то политическими моментами.

Наша социальная политика – это хаотичное нагромождение различных социальных льгот. Она не направлена на поддержку возможности населения самому обеспечивать себя. Малый бизнес получает от государства крохи, а потому стагнирует; за 2020 год закрылось до 1 млн малых предприятий. В итоге опросы показывают, что доля тех, кто рассчитывает на патерналистскую помощь, растет хотя бы по той причине, что люди не видят другого выхода.

По мнению Евгения Гонтмахера, в России не существует продуманной социальной политики, не проводится выбор целей и разработка долгосрочных стратегий. Между тем, экономика страны развита больше, чем то, что достается ее гражданам. С 2014 года их доходы в среднем усохли более чем на 10%, а государство, будучи в стране практически всем, мало что делает для перелома ситуации. Власти надеются, что люди постепенно адаптируются к такому положению. И это, кстати, происходит, но цена, которую платит общество за такой курс, высока – идет постоянное ухудшение человеческого капитала.

 

Государство не желает уходить

Всесилие государства в экономике, отсутствие защиты прав собственности ведет к появлению неопределенности и даже неразберихи. У нас вообще непонятен реальный статус госкомпаний и частного бизнеса. Госкомпания у нас на самом деле – это квазигоскомпании, государство лишь относительно их контролирует. Топ менеджеры этих структур обладают огромной самостоятельностью прежде всего в возможности набивать себе карманы, при этом убытки списывать на общество. Но и частный бизнес в России только квазичастный, без государства он не может принимать стратегических решений.

И малый, и средний бизнес, в первую очередь производственный, тоже «принадлежат» государству. Большая его часть работает на компании, которые выполняют государственные заказы. Вне этого поля возможности для развития весьма ограничены.

В сегодняшней России государства так много, что без него скоро и дышать будет трудно. Эту ситуацию, по словам Евгения Гонтмахера, можно охарактеризовать как деградирующее равновесие. Большинство населения это вполне устраивает или, в крайнем случае, они свыклись с таким положением. Но пока государства в экономике и в жизни сохранится так много, государство по имени Россия развиваться не будет.

Владимир Гурвич 

Фото: интернет

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Тотальный налоговый контроль уже не за горами: о вас станет известно все

Индустрия туризма: новая реальность наступила, новая экономическая политика – нет

Сладкая парочка – госэкономика и недострой: деньги не вернуть, учесть не возможно.

Ценообразование в строительстве: дать рынку адекватный ресурсный метод

Стандарты и нормирование в строительстве: на каком этапе мы находимся

Ценообразование в строительстве: почему бизнес не принимает ФГИС ЦС

Кому выгодна ситуация в строительной отрасли России.

АРХ Москва 2018: Архитекторы отодвинуты от пространственного освоения страны

Чиновники снова решили заняться саморегулированием, но, возможно, лучше бы они этого бы не делали




Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подогрев подъезда снаружи
Наверх