Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

МОСКВА-СИТИ: Иосиф Орджоникидзе: "От весны до осени лужковской эпохи" » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +11 °C.

Архив публикаций
«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 
05 мар 04:00Кто есть who

МОСКВА-СИТИ: Иосиф Орджоникидзе: "От весны до осени лужковской эпохи"

 По просьбе читателей автор решил опубликовать  на портале отрывки  интервью тех, кто поделился своими воспоминаниями в книге о людях, стройке, эпохе… Интервью из  книги «Москва-Сити». История строительства. Интервью. Документы. Факты»* с Иосифом Орджоникидзе** публикуется в сокращенном виде.(на фото: февраль 2005 год, закладка капсулы с памятным письмом потомкам в фундамент башни "Федерация", фото автора).

15 февраля этого года в Центральном доме архитектора Москвы состоялась международная презентация  книги «Москва-Сити». История строительства. Интервью. Документы. Факты»*. В два тома (368 и 352 стр. и более 1000 уникальных  фото)  редкого издания вошли воспоминания более пятидесяти участников строительства. Автор книги, главный редактор информагентства «Строительство» Александр Гусев, собирая материалы для книги в течение четырех лет, подготовил для читателей уникальный документ, собравший в себе бесценную информацию и редкие факты, позволяющие не только взглянуть на «Москва-Сити» с новой стороны, но и оценить его в контексте мировой архитектурной практики. 

С полным содержанием  двухтомника можно ознакомиться, написав  на почту: agusevstr@yandex.ru

- Как для вас состоялось «погружение» в этот проект, ведь подобного в России не строили, опыта не было ни у кого, вам это было лично интересно или вы выполняли распоряжение мэра столицы и всё?

- В начале 1991 года я обсудил с Лужковым идею о том, что  Москве по  примеру других городов мира необходимо создать концентрированную деловую зону, куда  переместится вся деловая жизнь столицы. Появится второй московский центр, а старый исторический приобретет достойную для него  функцию - центра культуры и туризма. Из исторического центра со временем уйдут многочисленные канторы, будет поставлен заслон засилью бизнеса в строительстве новых деловых здании и со временем вернутся жители, которых  было очень мало  внутри Бульварного кольца. Именно   по такому пути шли Париж, Лондон, Токио. Он тогда мне сказал: «Слушай, понимаешь, что ты предлагаешь? Народ от голода пухнет, а ты здесь об этом».  …. 

 На фото Москва 1990-х годов.               

- Не до жиру, быть бы живым?

Давидимо он это и имел ввиду. Я тогда  с дрожью в голосе сказал, если не начнем действовать сейчас, потом это будет еще сложнее, а может и вовсе нереальным. Воцарилась долгая пауза и вдруг от Лужкова я услышал то, о чем Москве станет известно лишь через несколько лет. «Есть еще другая, - сказал он, - более амбициозная задача - воссоздать храм Христа Спасителя. Он станет символом национального возрождения. А новый центр Москвы может стать символом новой Москвы.  Говорить громко об этом будем тогда, когда у самих будет полная уверенность, что это нам под силу. Так вот  займись твоим деловым центром, но денег не проси, а на поддержку рассчитывай». Вот так все и начиналось. 

………..Настал следующий, более ответственный этап проекта - определение функционального наполнения комплекса, который бы с одной стороны функционировал по принципу город в городе, а с другой стал органической частью города. Здесь надо было изучить зарубежный опыт. Наибольший интерес представлял Ла Дефанс, который в это время уже близился к завершению.

 - И вы поехали в Париж?

 - Поехали в Париж.  Мне очень помогала моя должность выходить на контакты именно с теми людьми, которые стояли у руля создания и управления крупнейших деловых центров мира. Они относились с уважением и без утайки рассказывали нам тонкости этого сложнейшего процесса. Нас особенно интересовали вопросы взаимодействия государства и бизнеса при создании мега проектов национального масштаба. Понятие государственно частного партнерства появиться в Российском деловом лексиконе спустя 20 лет.  Но нам уже тогда надо было знать, как распределить обязанности и ответственность между государством и инвестором,  что они должны делать вместе. Мы учились и не стеснялись этого. Со временем много полезного мы позаимствуем из опыта Лондона, Берлина, Токио, но именно тогда в Париже, изучив подходы и аргументы по выбору площадки для Ла Дефанс, убедили нас в том, что в Москве удачно предлагалась площадка для строительства Сити, хотя рассматривались и другие места. Благоприятствовала и история площадки будущего Сити. На этом месте, что предлагал Борис Тхор, еще в XVI веке была каменоломня.

…… Распоряжением Мэра Москвы территория была зарезервирована под Сити, но без бюджета для вывода, расположенных там предприятии и освобождения от самостроев……

 На фото: слева - будущая площадка Сити, 1980 год.

 - Как проходил выбор инвесторов, ими могли стать любые, кто имел финансовые возможности или был еще какой-то фильтр?

- Фильтра, как такового не было. Были  единые критерии и условия  для всех потенциальных инвесторов. В больших инвестиционных проектах создание равных условии для всех является решающим фактором.  Выполнение взятых обязательств в полном объеме, как со стороны инвестора, так и города без любых корректировок по ходу - был главным   принципом во взаимоотношениях с инвесторами.    

Все инвесторы могли получить землю в собственность по стоимости шесть млн. долларов за один гектар, но только после  подписания инвестиционного контракта с городом конкретными обязательствами  для обеих сторон.

Город освобождал инвесторов от уплаты за присоединение к городским сетям, взамен на долевое пропорциональное участие каждого в развитие внутри площадочных инженерных сетей и дорожной инфраструктуры. 

Это был с организационной и финансовой точек зрения сложный, но уникальный опыт.  Что б было понятно поясню, на конкретном примере. Вокруг центрального ядра строится кольцевая дорога, с мостовыми переходами к каждому из участков с состыковкой в тело башен на этих участках. Делается общий проект со сметой. Определяется подрядчик  с участием всех инвесторов. Заказчиком выступает АО Сити. Каждый вносит на специальный субсчет заказчика пропорционально свою долю финансирования. Затем начинается строительство……

По замыслу Бориса Тхора символом Москва-Сити должна была стать башня Россия. Она была доминантой проекта, выше  на 100 метров  Останкинской башни. У нас не было опыта проектирования подобных высотных здании и мы решили заказать Американскому архитектурному бюро Skidmore, Owings & Merrill . Нашли спонсора. Когда концепция была разработана, Юрий Михайлович показал ее  Борису Ельцину……

- И как Ельцин отреагировал на увиденное, как это произошло?

-  Лужков взял альбом с концепцией башня «Россия» и отвез его в больницу  Борису Николаевичу Ельцину.  Президент, только что перенесший операцию на сердце, внимательно посмотрел проект и высоко его оценил. Как потом рассказывал Лужков, Борис Николаевич  прямо из больницы сделал некоторые поручения правительству повторив несколько раз - современной России нужны новые символы времени.  После этого появился какой-то всплеск, но, к сожалению, дальше этого, дело не пошло. К строительству башни Россия вернемся  в 2008 году уже по обновленному проекту Нормана Фостера, даже состоится торжественная закладка фундамента. Но  проекту опять не суждено было сбыться. Причины этого, уже отдельная история…

 На фото 18.09.2007, архитектор Норман Фостер на торжественной церемонии закладки первого бетона в фундамент башни "Россия"

Кто был вообще первым участником проекта?

- Самым первым появился известный Канадский девелопер Альберт Райхман,           создатель Лондонского Сити. Он разработал  концепцию застройки двух участков и неожиданно исчез. Проявивший интерес к освоению одного из участков Сименс, тоже ушел из проекта. По прошествии времени они объясняли это боязнью надолго остаться на строительной площадке так как инвесторов на другие участки в то время еще не было….

 - Каким образом пал выбор на компанию Мirах для участия в строительстве Сити, тогда как у компании не было опыта такого строительства. У этой компании было лобби?

 - Когда появился Мirах, тогда эта компания называлась «Строймонтаж», никакого разговора о том, как они собираются строить и какими силами, вообще не было. Говорили о том, как компания собирается реализовать этот сложнейший проект…..

 (О том, кто и как  действительно вел переговоры с Орджоникидзе от имени компании «Строймонтаж», читатель узнает из интервью с другим участником стройки, но  это был не Сергей Полонский, прим. автора).

- А скептическое отношение к Сити продолжалось долго? 

 - Как я уже говорил, аж до конца 90х годов к проекту Сити скептически относились не только бизнесмены, но и подавляющее большинство даже во властных структурах.   Одним из первых инвесторов  в Москве был г-н Сэйдзи Цуцуми с корпорацией «Сейбо Сэзон». Он инвестировал в 1993 году 35 млн. долларов в строительство Японского бизнес центра на Саввинской набережной.  Когда он в 1995 году приехал на открытие бизнес центра, мы предложили ему речную прогулку по Москва-реке. Когда доплыли до Сити, я ему показал альбом с эскизом будущего Сити и предложил поучаствовать в качестве инвестора. Он промолчал и только вечером за ужином сказал: 

« Я уверен, что Москве Сити необходим, но считаю к его реализации не то что вы, пока вся ваша страна не готова. Серьезный разговор об этом будет уместным   лет через 15-20.  Но я завидую вам, за стремление опередить свое время». 

К сожалению, так думали не многие. Но сегодня, когда смотришь на это с высоты прошедших лет, приходишь к убеждению - если б не начали им заниматься в начале 90х годов, в самый тяжелый  период Москвы и всей страны - Сити бы сегодня не было……

- Неужели за время вашей работы никто так и не посетил Сити из первых лиц государства?

 -В 1995 года на стройку приехал премьер Виктор Черномырдин. До этого я  смог  выйти  на короткое общение с Виктором Степановичем и попросил его найти возможность принять участие в церемонии начала строительства Сити и для международного резонанса пригласить несколько послов западных стран. И вот 1-го декабря 1995 года председатель правительства России в сопровождении 12 послов  в месте с Лужковым заложили   капсулу с письмом потомкам, сделали заявление для прессы с поддержкой проекта.


Через некоторое время после этого события меня включили в состав Российской  делегации на очередное заседание российско-американской комиссии «Гор-Черномырдин». Будучи в Америке Черномырдин  несколько раз с разных трибун упомянул о проекте «Москва-Сити»  и призвал американских инвесторов принять участие в этом проекте.

Это было важнейшим событием в жизни Сити. Весь мир услышал, что русские  у себя затевают что то грандиозное. 

В августе 1999 года приехал Владимир Путин. Тогда Владимир Владимирович был исполняющим обязанности премьер-министра,  Мы были знакомы с ним еще по  С. Петербургу.  Я  позвонил и пригласил его посетить церемонию открытия памятника Багратиону…….

- Как у вас состоялось прощание с этой великой стройкой.  Было чувство сожаления или облегчения?

  - В 2008 году мне исполнилось 60 лет, и я вышел на пенсию.  Какое-то  время по предложению Мэра остался его советником по развитию Сити, о чем в последствии много раз жалел. Многие чувствовали, что во дворе стояла осень лужковской эпохи. В правительстве Москвы появились новые люди, которые вносили раскол между мэром и преданной ему командой. Искали просчеты  и ошибки почти во всех больших делах в Москве до них. Добрались и до Сити. Дистанцировали меня от Мэра. Не дали выпустить уже согласованное с Мэром постановление правительства «О завершении строительства ММДЦ «Москва-Сити» и концепции Большого Сити».

Развалили команду АО Сити, продали принадлежащий городу контрольный пакет банка «Москва-Сити», допустили произвол в корректировке утвержденных проектов и увеличении площадей за счет высотности строящихся башен.

Из программы не без усилий лоббистов были убраны важнейшие составные сателитные проекты Сити - западный порт, терминал связывающий Сити с Аэропортами Москвы. Забыты программы  водного и авиатакси  с центральными терминалами в Сити. Убита идея строительства башни Россия……

Такое обращение к символу новой Москвы во многом определило отношение постлужковской  Московской власти к Сити аж в течении 10 лет.  Прощался с Сити с тревогой и грустью, и как вы уже поняли не без причин. Но прощался и с гордостью, так как при жизни удалось увидеть воплощенную мечту. 

Тбилиси – Москва, февраль 2020 - декабрь 2022 г.

В полном объеме с  двухтомником можно ознакомиться написав  на почту: agusevstr@yandex.ru 

Со списком тех, кто оставил свои воспоминания в книгах можно ознакомиться на тыльных обложках двухтомника.

*Все права защищены. Никакая часть опубликованного текста и фотографий не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими то ни было средствами, включая размещение в сети интернет и в корпоративных сетях, а также в памяти ЭВМ для частного или публичного использования, без письменного разрешения владельца авторских прав.


**Иосиф Николаевич Орджоникидзе. Родился 9 февраля 1948 г. в г. Боржоми Грузинской ССР. В 1971 г.   окончил Грузинский политехнический институт им. В. И. Ленина по специальности "инженер-механик по самолетостроению". С 1990 по 2008 гг. занимал различные руководящие должности в исполкоме Московского городского совета (Мосгорисполком) и Правительства Москвы, в том числе был заместителем Мэра Москвы в Правительстве Москвы по международным и внешнеэкономическим связям.  Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы Народов, орденом Почета, многими медалями. С 1991 по 2008 гг.  куратор строительства ММДЦ «Москва-Сити» от Правительства Москвы.   

 

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Наши люди не любят богатых, но очень хотят ими стать: в России пропасть между богатыми и бедными

Архитектор - строитель: как распределится их функционал в новом законе об архитектурной деятельности

Архитектор Алексей Кротов: об отношении к градостроительству, реновации и роли московских чиновников от архитектуры

Как «случайный архитектор» стал главным архитектором столицы

Денис Капралов: воспитать в себе строителя и хорошо строить жилье

Гений русского авангарда Константин Мельников: от ареста его спас саркофаг Ленина

Федор Конь: «Государев мастер» недюжинной силы и отчаянной работоспособности

Павел Андреев — «джентльмен в архитектуре»

Хани Рашид: «В каждой стране существуют барьеры, которые архитектору сложно преодолеть»

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Лучше нет красоты, чем смотреть с высоты...
Наверх