Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Николай Шумаков: о многострадальной российской архитектуре, перспективах молодежи и архитектурном отряде быстрого реагирования » Информационное агентство "Строительство"

Партнер Союза архитекторов России

Представительство
ТАТАРСТАН
  Москва +10 °C.

Архив публикаций
«    Октябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
18 янв 22:36АРХ&ПРОЕКТ

Николай Шумаков: о многострадальной российской архитектуре, перспективах молодежи и архитектурном отряде быстрого реагирования

 

Архитектор – возможно, самая особенная из творческих профессий. С одной стороны архитектура – это, без всякого сомнения, один из видов искусства, с другой – это производство, внедрение новых технологий, весомая часть строительного процесса. Отсюда и проистекают в этой сфере те сложности и противоречия, которые подчас приобретают весьма разрушительный характер.

Архитектурное сообщество в целом и Союз архитекторов России в частности все последние годы пытаются найти решение проблем, которые серьёзно мешают и развитию зодчества, и успешному градостроительству в стране. Понятно, что пандемия весьма болезненно прошлась по всей этой матрице. Вопреки всему система не только выдержала удар, но и укрепилась. В этом убеждён наш сегодняшний собеседник, народный архитектор РФ, президент Союза архитекторов России Николай Шумаков.

 

– Николай Иванович, ушёл в историю 2021 год, непростой для страны, но неплохой, как утверждают эксперты, для девелоперов. Каким он был для архитектурного сообщества? Какие сложности испытал Союз архитекторов России в прошлом году?

– Надо сказать, что 2021 год особо не отличался от всех предыдущих, и вот почему. С тех пор, как в 1955 году советская архитектура рухнула и плавно поплыла по воле административных волн туда, куда её по сей день несёт наша непростая жизнь, ничего особо примечательного в нашей профессии не происходило, а потому в 2021 всё шло так, как и в предыдущие годы. Да, к сожалению, многие архитекторы потеряли работу, но это произошло гораздо раньше, в период с 2018 по 2020 годы. Именно тогда кризис в нашей архитектурной и проектной отрасли углубился. Многие мастерские распались, люди, которые раньше успешно проектировали, стали безработными, а восстановиться в настоящее время достаточно сложно. Ряд архитекторов сделали непростой выбор, наступив на горло собственной песне: перешли в крупные строительные компании и там благополучно подрабатывают, делают проекты, которые этот самый строитель и реализовывает. Осуждать за это невозможно: надо жить, кормить семью, да и профессиональные навыки терять нельзя. Такая ситуация, к сожалению, сложилась по всей стране.

Отвечаю на вторую часть вопроса. Парадоксально, но Союз архитекторов России в прошлом году особых сложностей не испытал. 2021год прошёл под знаком двух направлений: «молодёжь» и «регионы». Уже всем понятно, что Союз не может существовать, если в нём не будет молодёжи и если к работе в сообществе потеряют интерес региональные организации. А их у нас около ста: городских, районных, областных и краевых объединений Союза архитекторов – от Владивостока до Калининграда.

Невзирая на пандемию и ограничения, нам удалось провести все намеченные мероприятия точно в срок, не допуская никаких отмен и переносов. Как говорят шахматисты, прошли «на флажке»: то есть в последний допустимый миг времени. Наверное, таким образом, провидение или судьба – а, возможно, они вместе – решили поддержать нашу многострадальную архитектуру хотя бы в этом. В 2021 году мы подготовили и провели несколько масштабных фестивалей в Москве, Калининграде, Ульяновске: «Золотое сечение», «Архитектурное наследие», «Эко-Берег», «АлюмФорум», «Стекло в архитектуре», BuildSchool, BIF и, конечно же, «Зодчество» – крупнейшее ежегодное архитектурное событие. В начале октября прошлого года в Гостином дворе фестиваль «Зодчество» посетили около тридцати тысяч человек. Внушительная цифра, особенно в условиях пандемии.

Более того, мы пошли на эксперимент. Уже второй раз молодёжный архитектурный фестиваль-биеннале «Перспектива», долгое время проходивший только в Москве, выходит за рамки столицы и идёт в регионы. В 2020 году это была Уфа, нынешней весной «Перспективу» принимает Калуга – замечательный город, устремлённый в будущее, где нашими партнёрами выступят местная администрация и обновлённый Музей космонавтики.

Огромную лепту в работу Союза вносит Центральный Дом архитектора, который ежедневно открыт для всех. В прошлом году там прошли десятки выставок, открытых дискуссий, круглые столы, творческие встречи архитекторов разных поколений. И это всё – несмотря на пандемию, с непременным соблюдением режима эпидемиологической безопасности. Перечисленные мной фестивали – не просто массовые архитектурные мероприятия. Это серьёзнейшие деловые программы, в которых принимают участие десятки и сотни российских и зарубежных экспертов и спикеров, это сложнейшие конкурсы с невероятно интересными заданиями и строгой оценкой жюри, это высочайшего уровня дискуссии на самые актуальные градостроительные темы. И главное – это настоящее торжество архитектурного духа, буйство молодёжи, региональные встречи – всё, на чём держится наше сообщество. Выражаясь языком молодых, Союз архитекторов прожил этот год «на всю катушку». Говорю это с полной ответственностью. Конечно, можно было бы и лучше, если бы не ситуация с этим коронавирусом, но мы сделали всё, что могли. Мы – я имею в виду всех членов Союза архитекторов, правление, президиум Союза, его московское отделение. Поэтому считаю прошедший год достаточно удачным.

 

– Закончилась доработка новой версии «Закона об архитектурной деятельности в РФ», которого ждут ваши коллеги и который пока не попадает в приоритет законодателей. Как вы считаете, он будет принят Госдумой к рассмотрению в ближайшее время?

– Я почти уверен, что в текущем году это произойдёт. Знаю, что повторяю эту фразу не первый год, но говорю это искренне, и тому есть основания. В настоящий момент две очень серьёзные силы: глава Минстроя России Ирек Энварович Файзуллин и Торгово-промышленная палата России поддерживают нас и выступают одновременно с инициативой внести проект закона в Госдуму.

Буквально месяц назад я выступал с презентацией проекта закона в Торгово-промышленной палате, заинтересованность коллег в этом вопросе обрадовала и обнадёжила. Если же говорить о Минстрое России, то в отличие от всех предыдущих министров Ирек Энварович Файзуллин тоже настроен весьма решительно. Он, как вы знаете, много лет работал главным архитектором Республики Татарстан и понимает, что такое архитектура. Для него это родное слово, родная профессия.

Проект закона в прошлом году действительно дописан и согласован всеми авторами данной редакции. Это РААСН, НОПРИЗ и Союз архитекторов России. Документ прошёл всестороннее обсуждение во всех слоях нашего архитектурного сообщества. Даже в последнюю редакцию, которую мы считали окончательной, на финальном этапе было внесено более сотни уточнений, дополнений, изменений. Этим занималась рабочая группа, созданная в Минстрое России под руководством бывшего замминистра Дмитрия Волкова. Текст отшлифован и доведён до совершенства. Сейчас он находится на том самом «низком старте», после чего просто обязан быть внесённым на рассмотрение в Госдуму.

 

– Чего архитекторы ждут от этого закона, что изменится в их творческой жизни после его принятия?

– Архитектурное сообщество ждёт от нового закона существенного рывка, скачка, который позволит и архитектуру вывести на должный уровень, и людей, занимающихся этой профессией, наделить соответствующими полномочиями. Не только обязанностью создавать качественный продукт, но и правом защищать своё творчество, отстаивать интересы отечественного зодчества. По крайней мере, я на это очень надеюсь. От этого рывка выиграет и архитектура, и вся градостроительная отрасль.

 

– В некоторых субъектах России до сих пор нет архитекторов в региональных правительствах. Как вы оцениваете такую ситуацию? Это непонимание главой региона значимости архитектора, который воспринимается властью как препятствие для застройщиков? Или есть иные причины такого положения? Удивляет, что даже в Мурманске, где губернатор, бывший замминистра строительства и ЖКХ, тоже нет архитектора!

– Ситуация гораздо хуже той, что вы обозначили в вопросе. Если даже где-то есть такая номинальная должность «главный архитектор»: города, региона, области, края, чего угодно, это вовсе не означает, что на данном месте профессионал. Он, скорее всего, просто человек, приближённый к губернатору, понимающий его нужды и чаяния. В свою очередь, губернатор полностью может на него положиться в вопросах архитектуры, если этот человек нужен ему именно как профессионал. Если не нужен, то губернатор и сам благополучно решит все градостроительные вопросы, потому что губернатор – царь и Бог в любом регионе, и он-то знает, что и как надо делать. Не ищите в моих словах подтекста: говорю как есть.

Вместе с Советом главных архитекторов мы многие годы безуспешно бьёмся над этой проблемой. В проекте нового закона есть несколько позиций, указывающих, как можно повлиять на эту ситуацию. Я как человек наивный, конечно, уповаю на закон, хотя все знают, как исполняются законы в России… Но уж очень хочется верить во что-то хорошее. Если при нас не получится, то, надеюсь, молодёжь поживёт в том самом светлом будущем.

 

О котором старшее поколение архитекторов пока только мечтает?

– Ну да, пока мечтаем. Справедливости ради нужно отметить, что в последнее время архитекторы стали меньше жаловаться друг другу, сетовать на то, что нас не любят, угнетают, что всё плохо. Или надоело всем жаловаться, или всё-таки мы адаптировались к ситуации, или, возможно, что-то всё же меняется к лучшему.

 

– Как, по вашей оценке, изменились за последние годы молодые архитекторы – выпускники профильных вузов? И как Союз архитекторов работает с молодыми талантами?

– С молодыми талантами мы работаем постоянно. Я уже сказал в начале беседы, что слово «молодёжь» звучит на всех архитектурных съездах последних лет. У нас действительно получилось «завести» молодых архитекторов, причём по всей стране, и в Москве в том числе. Создано молодёжное объединение под названием «ГРАНАТ» – как производное от Гранатного переулка, где находится Центральный Дом архитектора. Они творчески активничают, сами для себя устраивают какие-то мероприятия, выставки. Недавно завершилась очередная выставка, которая две недели собирала такое количество народа, что дрожали стены и порой становилось страшно. Но мы не возражаем, пускай делают что угодно, лишь бы приходили в Дом архитектора, лишь бы отдавали себя архитектуре. А они именно это и делают.

В других регионах тоже самое происходит. Вот пример из Воронежа – молодой и талантливый архитектор Константин Кузнецов. В 2018 году он впервые появился в архитектурном сообществе в должности заместителя руководителя Управления главного архитектора города Воронежа. Спустя несколько месяцев его избрали председателем Окружного совета Центрального объединения Союза архитекторов. Затем он вступил в должность помощника губернатора Воронежской области. Сейчас Константин Кузнецов продолжает свою карьеру на госслужбе, не оставляя и общественную работу. Проводит по линии СА России интересные мероприятия в Центральном федеральном округе, мне об этом пишут коллеги из других городов, благодарят. Это очень приятно. Есть и другие примеры активной работы молодёжи, которая почувствовала вкус к тому, чтобы быть не просто рядом, а внутри профессионального сообщества. Это Пётр Долнаков из Новосибирска, Иван Сорокин из Екатеринбурга, в Нижнем Новгороде молодые активно работают, в Краснодарской и Мурманской областях…

Примеров много, и, слава Богу, что есть такие люди. Меня как архитектора старшего поколения это радует. Мы говорим им: «Давайте, ребята, работайте, делайте для себя, для молодых, а мы всегда подскажем, поддержим, ответим на вопросы, если они у вас будут, а они точно будут».

 

– Молодежь теперь покоя не даёт, но как это отражается на Союзе архитекторов России?

– Последние несколько лет меня больше всего радует то, что мы принимаем в наш Союз ежегодно по 500 молодых архитекторов. Такой перелом произошёл буквально лет пять назад. До этого наш профессиональный Союз резко убывал, теперь же мы видим прирост. Сегодня молодёжь вступает в Союз, потому что здесь им интересно и это стало престижно. Особенно тенденция заметна в регионах, куда мы часто выезжаем именно на процедуру приёма молодых в члены СА России. Они представляют свои проекты, делятся своим видением будущего Союза. Это очень убедительно и вызывает уважение. Молодой архитектор при этом понимает, что Союз его поддержит всегда, во всех начинаниях, ведь это единственная творческая организация, где можно совершенствоваться в профессии, увидеть и услышать наших мэтров, поговорить на равных с настоящими архитектурными звёздами.

Как прежде молодой специалист становился зрелым архитектором? Он получал среднее, высшее образование и шёл в профессию. Тут его «подхватывали» опытные старшие коллеги и день за днём, каждую минуту вкладывали в него свои знания, свой опыт и умения. Так было со мной, да и со всеми коллегами моего поколения. К сожалению, сейчас такая «связь времён» во многом утрачена. Человек оканчивает институт, создаёт свою маленькую фирмочку и уже готов взяться за любой проект, плохо представляя себе последствия таких шагов. Он предлагает себя заказчику за самый невысокий гонорар, демпинг становится главным условием в поиске работы. Это ужасно, и мы с этим боремся.

 

– То есть у молодёжи в большинстве случаев есть желание получить всё и сразу, но нет глубокого проникновения в профессию?

– Именно. Это касается не только архитекторов, к сожалению, так обстоят дела во многих профессиональных сферах по всей стране.

– И каков выход? Что бы вы посоветовали молодежи?

– Учиться, учиться и учиться! Это не я сказал, но полностью согласен с данным высказыванием. Я на каждом съезде об этом говорю. Другого выхода нет, если не доучился – знай: ничего не получится. Для этого мы придумали и организовали с МАРХИ на базе Союза московских архитекторов кафедру комплексной профессиональной подготовки. Чтобы помочь молодым преодолеть недоученность, подготовить их к вступлению в реальную профессиональную жизнь. Чтобы мастера архитектуры приходили к молодым не с красивыми картинками собственных проектов, а говорили, как организовать работу архитектурного бюро, с чего начинать процесс проектирования, как и где искать смежников, какие стадии вообще проходит проект с нуля до авторского надзора и до ввода объекта в эксплуатацию.

 

– Ректор МАРХИ Дмитрий Швидковский говорил мне в интервью, что студенты института не получают в полном объёме инженерных знаний, что наиболее толковые выпускники потом идут и добирают эти знания в других вузах. Это правильно?

– Если архитектор проектирует здание, он должен знать, где и на чём стоит колонна, которую он предлагает, какие должны быть перекрытия и так далее. Я, конечно, упрощаю, но суть понятна. Или ты досконально разбираешься во всём сам, или ищешь специалиста, который тебя «натаскивает», работает рядом, и ты опять-таки у него учишься. Нет другого способа стать профессионалом, только учиться. Всю жизнь.

 

– Довольно часто слышу от ваших коллег, что сейчас наши российские архитекторы всё активнее работают за рубежом. Это становится нормой или всё же исключением из правил?

– Если архитектор ставит перед собой такую задачу, то и решает её по мере своих возможностей. Если он изначально нацелен на высокую архитектуру, то, конечно, предпримет любые попытки для того, чтобы получить опыт не только в своей стране, но и за рубежом, это нормально. Тут ключевое слово «как», а не «где». Настоящим архитектором можно стать, проработав всю жизнь только в России, особенно, если повезёт и найдёшь своего наставника. Неважно, за рубежом или на родине. Важно твоё отношение к делу, профессии, коллегам. Кроме того, чтобы работать за рубежом, надо знать иностранные языки, разбираться в менталитете страны, где предстоит проектировать, изучить историю места. Всё не так просто, поэтому назвать нормой работу наших архитекторов в других странах я бы не смог. К сожалению, сегодня для многих получить даже самый незначительный проект за рубежом означает лишь возможность указать это потом строчкой в своём резюме. Массовой востребованности российских зодчих за рубежом я не наблюдаю. Хотя в России есть уникальные специалисты мирового архитектурного уровня.

 

– Некоторые ваши коллеги говорили мне, что соглашались участвовать в знаковых проектах уровня «Москва-Сити» не ради денег, а для того, чтобы набраться опыта, пройти интересную школу.

– Да, это, безусловно, хорошая школа. Если архитектор думает не о выгоде своей работы в той или иной организации, осознанно идёт не за деньгами, а за опытом – это и есть то самое: «Учиться, учиться и учиться». Молодцы те, кто так поступают. Но и деньги в нашем обществе никто не отменял. Лучше бы искать и находить золотую середину: и опыта набраться, и заработать, и проект хороший выпустить.

 

– Вы сказали, что з а прошедшие два пандемийных года Союз архитекторов России по мере своих возможностей проводил отраслевые выставки, хотя это было очень непросто. Каким будет у Союза выставочный 2022 год?

– Действительно, я уже перечислял в самом начале все наши выставки и фестивали 2021 года. Мы намерены продолжать работу в том же формате и в этом году. У нас есть определённая очерёдность, в которой мы ежегодно проводим наши мероприятия. Главное, что должны знать и участники, и гости, – это наше стремление не просто собрать тысячи посетителей. Для нас очень важно качество таких событий. Повторюсь, мы заранее тщательно формируем деловую и выставочную программы, заранее обсуждаем конкурсное наполнение. Это очень важно, когда участники реально ощущают гибкость формата мероприятия: в течение трёх-четырёх дней можно попробовать свои силы как участник дискуссии, гость, конкурсант, модератор семинара. Надеюсь, и в этом году всё получится. Мы планируем масштабные выставки, которые будут сопровождать фестивали «Перспектива» в Калуге, «Архитектурное наследие» в Нижнем Новгороде, «Эко-Берег» в Волгограде. Ну и, конечно, проведём много архитектурных выставок в Москве.

 

– Союз архитекторов в течение многих лет активно работает с производителями строительных материалов и конструкций, которые применяются в архитектуре. Продолжится ли подобное сотрудничество в этом году?

– Это очень важное направление в нашей работе. Мы понимаем, что производителям необходим прямой контакт с архитекторами, равно как и нам полезно больше знать о том, что нового появляется на рынке технологий, стройматериалов, инженерных конструкций. Без этих контактов архитекторов с производителями, без взаимного стремления двигаться навстречу друг другу, налаживать сотрудничество успеха не будет. Поэтому вот уже больше десяти лет в Союзе архитекторов работает Клуб партнёров. Все компании, которые входят в него, обладают приоритетным правом получать нужную информацию, участвовать в мероприятиях Союза, знакомиться с архитектурными проектами, в которых заинтересованы поставщики услуг и товаров, представленных в градостроительной индустрии. Производственные компании не скрывают, что подобное сотрудничество идёт им на пользу. У нас есть такой костяк из традиционных партнёров, с которыми Союз архитекторов работает десятки лет, и они не уходят от нас. Всемирно известная международная Группа компаний Knauf тому пример. Все свои самые крупные мероприятия они проводят именно на площадке Союза. На них всегда можно встретить наших самых именитых архитекторов, которые тоже заинтересованы в таком общении. Эту работу мы обязательно будем продолжать, развивая взаимно полезные контакты и сотрудничество.

 

Расскажите, пожалуйста, о работе Союза архитекторов России с коллегами из других стран.

– Во-первых, наша организация является членом Международного союза архитекторов со дня его основания в 1948 году. Более того, Советский Союз был в числе стран, по инициативе которых создавался МСА. В июне 1948 года в Лозанне на учредительной ассамблее присутствовали всего несколько национальных организаций, в том числе и Союз советских архитекторов. Сегодня МСА – это 115 профессиональных объединений по всему миру. Россия всегда входила и входит в рабочие программы и комиссии МСА. Это позволяет присутствовать на заседаниях и мероприятиях международной организации, информировать зарубежных коллег о том, чем живёт современная российская архитектура. Многие годы МСА поддерживает наши фестивали, приглашает российских архитекторов на свои самые значимые мероприятия, куда мы вывозим выставки, показываем лучшие российские проекты.

Во-вторых, мы состоим в МАСА – Международной ассоциации союзов архитекторов, которая возникла в переломном 1991 году и объединила союзы архитекторов стран СНГ. Это был мудрый, ответственный и очень своевременный шаг, благодаря чему мы не потеряли творческие и духовные связи с нашими коллегами на постсоветском пространстве. Яркой иллюстрацией этого стал 2021 год, объявленный Годом архитектуры и градостроительства СНГ. Десятки мероприятий во всех государствах СНГ на самом высоком правительственном уровне подтвердили истину, что дружба, как и творчество, не знают границ. Осенью этого года в Центральном Доме архитектора пройдёт ежегодный Координационный совет МАСА, на котором мы наметим новые направления нашего сотрудничества. Ну и, конечно, мы постоянно приглашаем наших зарубежных коллег персонально в качестве участников всех фестивалей. Достаточно посмотреть любую деловую программу, и в числе спикеров вы найдёте много именитых архитекторов ближнего и дальнего зарубежья.

 

Работа любого профессионального объединения, в том числе и Союза архитекторов, осуществляется в тесном взаимодействии с отраслевыми федеральными ведомствами. Это положительно сказывается на итогах совместной деятельности. Как работается вашему Союзу с Минстроем России? Всегда ли чиновники министерства понимают архитекторов и наоборот?

– В начале нашей беседы я уже говорил, что наконец-то министерство возглавил профессионал, который понимает всё досконально. С Иреком Энваровичем мы знакомы по совместной работе в Казани. Это был новый вокзальный комплекс высокоскоростной железнодорожной магистрали. Мы проектировали само здание вокзала, огромную гостиницу, парковки. В общем большущий комплекс, требующий серьёзных знаний, многочисленных согласований, экспертных заключений. Я видел Ирека Энваровича не только в кабинете, но и на объекте, в спорах и жарких дискуссиях. Знаю его и просто как человека, как личность, поэтому могу сказать про нашего министра: человек на своём месте.

Это очень важно и, повторюсь, архитектура для него – место силы. Недаром в начале прошлого года он своим приказом создал институт общественных советников. Собрал представителей всех направлений деятельности, связанных с архитектурой и градостроительством, в такой отряд быстрого реагирования, чтобы можно было очень оперативно включаться в решение вопросов и задач в сферах строительства, архитектуры, градостроительства, жилищной политики и жилищно-коммунального хозяйства. Такое предложение в конце прошлого года поступило и мне. Как человек, ратующий за нашу многострадальную российскую архитектуру, я с удовольствием откликнулся, потому что расцениваю это как стремление власти найти более быстрый и короткий путь получать своевременные советы и рекомендации профессионалов при решении государственных задач. Ещё я прекрасно понимаю: невозможно даже самому толковому министру знать всё, обо всём и по всей стране, а потому считаю, что это решение получит своё продолжение в инициативах общественных советников, которые смогут уже напрямую докладывать о своих идеях министру.

Буквально несколько дней назад мы уже встречались с Иреком Энваровичем и обсудили наиболее актуальные задачи. В первую очередь, конечно, это вопрос о внесении на рассмотрение в Госдуму «Закона об архитектурной деятельности в РФ». Я об этом уже сказал и могу повторить, что у нас нет никаких разногласий по этому поводу.

 

– О чём ещё вы говорили с министром?

– Конечно, никакого секрета нет. Мы договорились провести большой конкурс в поддержку ИЖС – конкурс на создание информационной базы или, как сейчас говорят, библиотеки малоэтажного строительства. Цель проста. Понятно, что владелец земельного участка по закону может возводить на нём всё, что угодно, поэтому бороться с дурновкусием в ИЖС можно только цивилизованным путём, предлагая застройщикам такие разнообразные по формату, цене, материалам проекты, от которых отказаться просто невозможно. При этом индивидуальное строительство ни в коем случае не превратится в унылую однообразную застройку.

Да, проекты будут типовые, экономичные, но одновременно креативные и комфортные с архитектурной точки зрения. Думаю даже, что они будут безупречны, потому что пройдут через конкурс. По-настоящему большой конкурс с хорошими премиями. Мастера архитектуры, надеюсь, подключатся к этой работе, что и станет гарантией качества библиотеки ИЖС.

 

– То есть будет полноценный конкурс и подведение итогов?

– Да, и конкурс будет достаточно долгий, не месяц и не два, потом подведение итогов, создание библиотеки. Далее будем внедрять эти проекты, строить качественное малоэтажное жильё, чтобы не засорять пространство России убогими домиками, на которые без слёз не взглянешь. Думаю, за этой программой большое будущее, потому что в неё логично могут войти и проекты по комплексному развитию территорий, что сейчас тоже очень востребовано в градостроительстве.

 

– Если этот конкурс будет в разных регионах, то там разные традиции индивидуального строительства: в северных районах одно, в южных другое. Как с этим поступите?

– По уму поступим. Разрабатывая стандарты конкурсных заданий, будем обязательно учитывать все нюансы, параметры, требования, менталитет. Всё будем обговаривать заранее.

 

– Наконец-то большая архитектура повернулась в сторону индивидуального жилищного строительства.

– Да, надеюсь, но это только начало. Подобную работу уже ведут самые разные структуры. Собственно, суть конкурса, который планирует провести Союз архитекторов совместно с Минстроем России, сводится к тому, чтобы любой желающий смог самостоятельно воспользоваться библиотекой ИЖС и сформировать свой заказ. Например, человек владеет участком определённого размера и хочет построить дом. Он даже ещё не знает, какой это будет дом, пока – мечта. Но в ответ на такой, казалось бы, неопределённый запрос он получит из библиотеки для просмотра несколько десятков вариантов типового проектирования с концепцией, рабочей документацией, с примерной стоимостью. Человек выбирает, и появляется замечательная архитектура, качественная, которая радует глаз, органично существует в окружающем пространстве, где жить комфортно и приятно.

Сегодня мы имеем совсем иную картину. Россия – страна огромных территорий. Мы привыкли разбазаривать землю, отдавать её под чудовищные застройки, а там, где места мало, продолжаем бездумно сносить всё, включая исторические памятники. Это происходит практически во всех городах. Есть, конечно, исключения, где всё-таки архитектурное сообщество достаточно сильно и имеет голос, где есть мастера архитектуры. И мастера есть, я это знаю, так как постоянно езжу по всей России и вижу, настолько тяжело живут архитекторы в условиях, когда правит бал неизвестно кто, без должного образования, но с амбициями. Эти амбиции приводят, как правило, к печальным результатам, когда строители, девелопер или мэр, или губернатор «знают» больше всех и лучше всех, что надо делать. Вот тогда по мановению «властной палочки» сносится памятник архитектуры, а на его месте возникает несуразное сооружение. И снова архитекторы протестуют, и снова их никто не слышит…

Вот мы с вами плавно вернулись опять к необходимости скорейшего принятия «Закона об архитектурной деятельности в РФ», после чего архитекторы станут уже по закону настоящими главными, смогут принимать решения, безусловно, будут нести за них ответственность, но и более активно реализовывать свои права. В полной мере. На законном основании. С учётом профессионального образования, жизненного опыта и с любовью к архитектуре.

 

 

Беседовал Александр Гусев

Фото: Майя Корнюхина

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Город, как бренд, который хорошо продается

Живая архитектура Андрея Асадова

Проектные организации: центры компетенции или халтуры

Архитектор - строитель: как распределится их функционал в новом законе об архитектурной деятельности

Дмитрий Волков: возвращение решающей роли архитектора – вопрос принципиальный

Архитектор Борис Левянт: вместо поддержки архитектуры, есть предпосылки к тому, чтобы она вообще прекратила свое существование.

Архитектор Андрей Асадов: каждый новый объект становиться любимым.

Дмитрий Швидковский (ректор МАРХИ): «Мы получили такой правительственный заказ…»

Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма до «Железной рукой загоним человечество к счастью»

Александр Балабин о трудностях работы архитектора с частными и государственными заказами




Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Лучше нет красоты, чем смотреть с высоты...
Наверх